Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:19 

Фанфик про Покорителей

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Выложу-ка я свой старый текст по вахе, когда-то написанный на... э... не помню, как называлось это мероприятие. Суть была в том, чтобы написать драббл по мотивам какого-нибудь бэкового факта. Мне досталось вот что:

"...Орден Покорителей сражался в затяжной кампании против чужих-клеточных в Поясе Технеция. Уникальный цикл воспроизводства этого вида чрезвычайно затруднял их полное уничтожение. Клеточные размножаются через распространение вирусов, их ДНК заражает тела других существ, после чего буквально переделывает носителя по своему образу и подобию. Усиленная генетическая структура космических десантников смогла противостоять этой угрозе, но двадцать боевых братьев Третьей роты были потеряны на раннем этапе кампании, медленно видоизменившись и приняв новые, омерзительные формы. Апотекарии Ордена определили угрозу, но слишком поздно для боевых братьев, уже пораженных инфекцией клеточных. Зараженные братья, выжившие в конфликте, бежали. Возможно они и по сей день бродят по галактике..."

Я написала вот что. Если мыслить категориями ФБ, это мини, там больше тысячи слов, кровища присутствует, но я не думаю, что это выше PG-13

***
– Все, дальше только пешком. И быстрее, пока еще есть шанс разглядеть что-то. Проклятая метель!
Мокрые хлопья валились с небес так густо, как будто там, наверху, кто-то распотрошил огромную перину, и исчезали на грязном асфальте. Но это ненадолго. Ночью земля остынет и прощайте тогда все следы.
– Есть смысл разделиться, – проговорил брат Дитрих, – Так будет быстрей. Варп с ними, со следами, возьмем по ауспику и прочешем квартал за кварталом.
Трущобы мертвого города стояли перед ними стеной – в сумерках и сквозь завесу снега здания, в которых не горело ни одного окна, сливались в cплошную серую массу. Нормальное шоссе кончалось здесь, и начинались какие-то крысиные ходы, заваленные мусором и обломками обветшавших зданий.
– Разумно ли это? – спросил брат Альбрехт.
– Вполне. Сейчас они слабы. Сильнее человека, но любому из нас на один зуб. Оружия у них нет.
– А если их будет несколько?
– Чем ты слушал? Зараженные не собираются вместе. Сейчас у них цель – забиться в какой-нибудь угол и там переждать трансформацию, а уж потом они побегут заражать других. Наша цель – не дать им дожить до этого.

***
Мертвый город совсем не был мертв. Ауспик кишел сигналами от крыс, собак и тех жалких уродливых существ, в которых превратились выжившие жители города. Для космодесантника они не представляли ни опасности, ни интереса, и сами разбегались от звука его шагов. Пару раз Альбрехту казалось, что он засек существо искомой массы, но при его приближении точка разделялась на несколько – видимо, собаки или люди (если это можно назвать людьми) спали, сбившись в кучу для тепла. Но через несколько часов поиска он заметил нечто неожиданное – группа точек, собравшихся в тактически осмысленный порядок, которая явно «вела» его.
Он вгляделся в темноту. Люди, не мутанты и не перерожденные, но оборванные и грязные. У некоторых в руках он разглядел лазганы. Готовясь в случае чего открыть огонь, он крикнул:
– Эй, кто там? Выходите, я все равно вас вижу.
– А вот мы вас не очень. – раздалось впереди. Если позволите...
В лицо ему ударил мощный свет фонаря, разом осветивший небольшую не то чтобы площадь, а как бы прогалину меж покосившихся заборов и каких-то в прошлом хозяйственных строений.
– Кто вы?
– Воин Императора. Брат Альбрехт из ордена Покорителей. А кто вы такие?
Людей с фонарем было двое. Один постарше и поменьше ростом, другой повыше и помоложе, оба небритые, исхудавшие, одетые то, что когда-то было военной формой. У ног их стоял, не сводя глаз с космодесантника, огромный пес. Сквозь густую черную шкуру поблескивала агуметика.
– Император защищает, – почтительно проговорил старший, – мы тоже его воины. Я майор Саржент из СПО, – сказал старший, – со мной капрал Сирл из 118 Кадианского полка Имперской Гвардии. А это Абаддон, он из арбитрата. Очень приятно познакомиться.
Альбрехт посмотрел по сторонам, туда, где судя по показаниям ауспика находилось еще шестеро, мнящие себя невидимыми, и рассмотрел некоторых. Такой же сброд.
– Я не собираюсь с тобой знакомиться, человек, – холодно бросил он. – И терять время на разговоры. Прочь с дороги. Или думаешь, что ваши фонарики меня остановят?
– И все же, брат Альбрехт. Уделите нам минуту вашего бесценного времени, – майор старался говорить спокойно и выглядеть хозяином положения, но получалось у него плохо. В голосе и лице, в отвратительном запахе старого пота и грязной одежды, исходившем от него и его товарищей, чувствовался страх. Сильный страх. – Как я сказал, мы из армии. Здесь мы отстреливаем нелюдей и охраняем выживших, которых нам удалось собрать. Сегодня утром, то есть, уже вчера в городе появился новый, особенно опасный нелюдь, а может даже несколько. – майор сделал выразительную паузу, ожидая интереса к своим словам, но не дождался. – Вы пришли за ними – ведь верно? Помогите нам, и мы поможем вам их изловить. Если что, у нас есть и кое-что посерьезней, чем... как вы изволили выразиться... – он указал взглядом на свой лазган.
Альбрехт засмеялся:
– Вы и правда думаете, что космический десантник станет принимать помощь от банды дезертиров из которых половина, может быть, заражена вирусом?
– Мы не дезертиры! Мы четверть года выходили из зоны заражения. С нами гражданские, еще двадцать человек, в том числе дети, – подал голос капрал Сирл, – а если вам неприятен наш внешний вид, так и на вас, смею заметить, доспех не только что из оружейной.
– Потому что я не на параде. Вы и представить себе не можете, какую битву мы приняли там, у космопорта.
– Да нет, можем. – снова заговорил майор, – В такой сложился весь мой полк и его тоже. Осталось всего пятнадцать человек тех, кто выжил и не заразился. Не считая гражданских, конечно. До космопорта ведь уже недалеко, я правильно понимаю? Помогите нам, выведите нас к кордону. Пусть нас проверят, пусть убьют всех, кто заразен, но я могу поклясться – мы не больны. Если вас оскорбляет принимать помощь от таких как мы, помогите нам просто так. Свяжитесь со своими, пришлите транспорт, сделайте что-нибудь!
Альбрехт усмехнулся. Последние транспорты, на которых вывозили гражданских, ушли с планеты четыре декады назад. Никто не стал бы тратить время и силы на проверку и спасение горстки оборванцев. Этот мир потерян, его проще зачистить с орбиты и заселить заново.
– Мне некогда возиться с вами, смертный. Даже если ты не врешь. – Он слышал шебуршание за заборами и на крышах. Люди, стараясь казаться незаметными, занимали удобные позиции для обстрела. Он прикидывал в уме, в каком порядке их лучше всего будет снять из болтера. Наверняка тяжелое оружие у них есть, но и наверняка у них немного патронов, – Убирайтесь отсюда, пока целы.
Люди явно боялись его, однако, по странному упрямству оставались на месте.
– Я не вру. Любой, кто знает симптомы заражения, знает, что жертва быстро деградирует и теряет человеческий облик. Первым отваливается альтруизм. А мы все еще вместе. Значит мы не заражены. Император не фра...
Альбрехт слишком поздно понял, что это сигнал к нападению. Лазерный луч из снайперки вошел ему аккурат в визор и сжег всю автоматику шлема. Он дал очередь вслепую (крики подтвердили, что он не промахнулся), одновременно уходя из гипотетического прицела, но и в него попала очередь из стаббера. Пули отскакивали от брони, но несколько пробило гофры под коленями. Освобождаясь от ставшего бесполезным шлема, Альбрехт услышал мягкий прыжок на четыре лапы, и в следующий миг стокилограммовая черная туша навалилась на него, не дав встать на и без того неловкие раненые ноги. Он успел подставить под челюсти бронированный наруч, но Абаддон, поняв, что откусить противнику голову с первого раза не получится, как-то ловко двинул мордой и отгрыз кисть за секунду до того, как десантный нож распорол ему брюхо, а Альбрехту в голову прилетела очередь из лазгана – теперь уже по живым глазам. Впрочем, он неплохо стрелял и на слух. Вновь подобранный болтер оборвал жизнь – судя по голосу – капрала Сирла.

***
Где майор Саржент и остальные, он не знал. Может, были убиты, может, ранены, может, сбежали, но больше на него никто не нападал. Альбрехт стряхнул с себя собачью тушу, переполз к стенке, на которую можно было удобно опереться спиной. Без шлема он не мог подать сигнал своим, но они скоро сами обнаружат, что с ним нет связи, и придут. Надо только ждать, раны не смертельные, ночной холод можно пережить. Единственной серьезной неприятностью представлялись собаки, которые непременно прибегут на запах крови, но и от них можно отбиться. Болты в магазине еще были. Однако, собак он не дождался. Раньше вдалеке послышались шаги, судя по размаху, принадлежащие астартес.
– Я здесь! – крикнул он, – ранен в ноги, в руку и в глаза. Ничего не вижу. Подойдите! И только через секунду вспомнил, что это могут быть и не друзья. Шаги приблизились, но ответа или просто приветствия не последовало.
– Эй, кто там? Дитрих? Август? Курт? – укрепившись в своих подозрениях, он повел дулом болтера на звук шагов, но тут что-то, видимо, метко пущенный камень, выбило оружие из его руки...

Комменты и критика приветствуются. Я знаю, там много косяков, от логических до стилистических. На фордже его в свое время попинали.

Что-то похожее я напишу на будущую ФБ, если меня пробьет писать.

@темы: WH40K, фанфики мои

URL
Комментарии
2012-09-21 в 20:28 

Reznik
С морей!
Я даже знаю, с чьей легкой руки тебе достался этот текст)) это был весенний драбблтон, кажется.

2012-09-21 в 20:36 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Reznik, Точно! Весенний драбблтон! Помню, в день жребия шел как раз такой снег, как в тексте.

URL
2014-11-28 в 12:59 

Moorlands Totilas
QA — это почти как КГБ: нас не всегда видно, но мы есть везде. (c)
Мысль интересная.
Мне понравилось раскрытие характера главного героя. Альбрехт не человек, это становится ясно практически сразу. Через мелкие детали, поведенческие реакции образ шлифуется, и к концу текста становится прямо-таки осязаемым. Финал с первого взгляда кажется открытым, но, зная, что в мире мрачного будущего чудес не бывает...
Теперь по цитатам.
Если что, у нас есть и кое-что посерьезней, чем... как вы изволили выразиться...
Отличная деталь! Сразу некий образ майора перед глазами. Вот эта оговорка из уст утомленного, отчаявшегося бойца сразу позволяет делать много различных предположений о его прошлом.
Альбрехту в голову прилетела очередь из лазгана – теперь уже по живым глазам. Впрочем, он неплохо стрелял и на слух.
Вот этот момент. Очень характерная черта - первым делом он думает не о том, что лишился зрения, а о том, что может убивать и без него. Типичная логика существа, созданного для сражений.
Император не фра...
А вот тут не очень поняла, каким должно быть окончание фразы.
И немного о минусах. Опечатки местами бросаются в глаза, было бы неплохо вычитать текст. По логике и стилистике: как раз тут лично я ничего фатального не заметила. Единственное что: последний кусок немного выбивается из общей канвы. Стиль речи Альбрехта меняется. Можно, конечно, списать на шок от ран и временной беспомощности, но разве у Астартес он бывает?

2014-11-28 в 13:08 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
А вот тут не очень поняла, каким должно быть окончание фразы.

Вы не знаете поговорку: "бог не фраер, он все видит"? Я думала, все знают :)

Спасибо за бартер :)

URL
2014-11-28 в 21:05 

Moorlands Totilas
QA — это почти как КГБ: нас не всегда видно, но мы есть везде. (c)
LynxCancer, нет, не знала, теперь буду знать.) Спасибо!

   

Дневник LynxCancer

главная